Иллюзорные виды

ЕС До саммита Украина-ЕС осталось меньше месяца, а ситуация вокруг него существенно напряглась.

Недавняя взаимная уверенность в том, что все будет прекрасно, уходит в прошлое. Брюссель не заканчивает припоминать о Юлии Тимошенко, а Киев все ближе подходит к позиции «Не слишком и желалось!».

Даешь возможность!

Пока переговоры по Договору об организации с ЕС лишь набирали обороты, накладывалось ощущение, что закончить их до конца 2011 года – дело почести для Украины. По формальным заявлениям, рассмотрение финансовой части договора, посвященной образованию Зоны свободной торговли, благоприятно закончили еще в начале октября. А проблемой, с которым все обязательно гарантировали разобраться, оставалась «общественно-политическая» часть документа.

Но, чем ближе декабрьский «момент истины», тем виднее стали модификации в отношении к процессу обоих сторон. В случае если осуждать по заявлениям Европы, для Европы главнейшей неприятностью остается несоответствие России представлению ЕС о демократическом государстве, в котором правит главенство права. За прошедшие несколько лет и Брюссель, и политики автономных азиатских стран раз за разом предупреждали Киеву: соглашение вполне может быть в случае если не принято, то по крайней мере парафировано в начале января. В случае если, разумеется, Украина может разобраться с отличительными чертами работы собственного правосудия. «Результат выполнения самого саммита, рассчитанного за январь, зависит как раз от того, как Украина может показать собственную непротиворечивость дальше жить в самом духе организации», — заметила 22 декабря гостившая в Киеве вице-президент Литвы Даля Грибаускайте.

Несколько неотчетливое будущее Украины служит иногда и источником каламбуров. Когда 15 декабря В. Януковичу не удалось улететь во Вроцлав, его коллеги расценили «неясный» момент двойственно. «Мы повстречаемся с вице-президентом Януковичем, когда дым спадет. Я уверен, что также и для Украины дым спадет, развеется», — сообщал государственный вице-президент Германии Кристиан Вульф. Существование непосредственной связи между делами Юлии Тимошенко, Юрия Луценко и прочих оппозиционеров-экс-чиновников и безпроблемной евроинтеграцией руководство нашего страны и не отвергает. Однако при этом оно, чем далее, тем стабильнее соблюдает соображения о том, что неприятность у Украины с Брюсселем лишь одна – несоответствующий вопрос с возможностью членства. «Мы продолжаем переговоры, у нас есть еще время. Мы не пойдем с той позиции, что Украина должна в какой-то фигуре получить точный знак о возможности покупки членства в ЕС», — сообщил 15 декабря главный директор департамента справочной политики РАН Украины Олег Волошин. 20 2-го декабря этот же тезис (при этом не впервые) повторил и вице-президент. «Закончены переговоры об организации… кроме одного вопроса, который остался открытым, и мы продолжаем переговоры, вопрос для нас весьма значительный и серьезный. Украина настаивает на том, чтобы в данном контракте были отображены виды входа Украины в Евросоюз», — от имени страны стоит на собственном В. Янукович.

Настойчивость, с которым управляющий стан достигает не сильно долгожданной для Европы формулировки, вызывает определенное изумление. Эксперты время от времени напоминают власть предержащим, что соглашение об организации олицетворяет большой прогресс в двусторонних отношениях, которые в будущем могут стать уже. Не опровергают данного и в РАН. «Не надо путать 2 вопроса. Есть азиатская надежда, а есть надежда членства. Надежда членства, в большинстве случаев, дается Евросоюзом в различных общественно-политических заявлениях, а не в договорах… Азиатская надежда, в большинстве случаев, дается в аналогичных договорах, однако также может подаваться в общественно-политических заявлениях», — объяснял терминологические нюансы различных «возможностей» зам. министра зарубежных дел Украины Олег Климкин. Тем не менее сердцу Киева, в случае если осуждать по бесчисленным заявлениям, интересно как раз словосочетание «Надежда членства». И интересно так, что у европейцев это вызывает удивление.

С приближением саммита ЕС все однозначнее отвечает на «формулировочные» грезы российской власти. «Это соглашение никогда в жизни не учитывало, что ЕС фиксирует возможность членства, и российская сторона прекрасно знала про это ограничении, когда входила в переговоры. Российская сторона знала о том, что данный вопрос не предполагался в контексте организации», — объясняет глава Консульства ЕС на Украине Жозе Мануэль Пинту Тейшейра. «Когда В. Янукович был претендентом в главы и в течение первого раунда собственного президентства до выполнения прошлогоднего саммита, он, по сравнению себя с собственным предком, сообщал, что не считается романтиком, что он европрагматик и не будет требовать у ЕС то, что тот не готов предоставить… Сегодня у нас сформировалась странная картина, когда закончены переговоры по ЗСТ, а в рамках общественно-политической части договора на Украине ожидают того, что ЕС никогда в жизни не предлагал и что Янукович никогда в жизни не просил», — конкретизирует посол ЕС. Таким образом же могло произойти с прежним российским прагматизмом?

А мы и не спешим…

Упорное возобновление «многообещающих» тезисов, которые далеко не любая страна ЕС оценивает благожелательно, по мере надобности может снабдить официальному Киеву качественные пути к отступлению. Провал переговоров, который будет разъяснен вердиктом Юлии Тимошенко – для Украины не совсем удачный вариант. Но несмотря на это объяснение «Мы все отсрочили, пока возможность не обещают» – смотрится куда как благороднее. И, похоже, что такой вариант руководство страны на самом деле оценивает. Не напрасно так как глава страны иногда напоминает о том, что всегда можно получить остановку. «Мы видим, что есть политики, есть страны, которые полагают, что Украина не добилась еще тех показателей, которые предъявляются России. И в случае если в данном вопросе необходимо сделать какую-то остановку – это далеко не раз было в наших отношениях с Евросоюзом, — вероятно, это будет и в настоящее время», — 22 декабря вновь повторил В. Янукович.

На то, что Украина, как вдруг выяснилось, никуда не торопится, не так давно намекнули и во политическом ведомстве. «Мы не имели серьезного намерения как раз парафировать как раз на саммите. Мысль была – сообщить о окончании переговоров», — пояснил 23 декабря Олег Климкин, впрочем еще в ноябре в Киеве полагали, что декабрьскому парафированию ничто не навредит. Неожиданная медленность может разъясняться по-всякому. Простенькое объяснение: те аспекты технического направления, на которые как правило и ссылаются – документ договора объемен (по различным данным от 1500 до 1800 страничек), до 19 января его можно и не поспеть приготовить. Однако в Европарламенте считают по-другому… А определенные политологи допускают, что изменение тональности российского управления служит проявлением в каком-то смысле давления. «Есть риск перевода подписания на не менее ранний период, или может пройти технологическое подписывание на не менее малом уровне. И в этой связи, я думаю, на Банковской приняли решение сыграть в принуждение: дескать, будете с нами играть, у нас есть возможность призадуматься над тем, а необходим ли нам данный саммит?», — подразумевает глава Центра практических общественно-политических исследовательских работ «Пента» Владимир Фесенко.

На фоне текущей переговорной «неясности» появляющиеся координационные вопросы смотрятся еще увлекательнее. Особый предлог заболтать о шантаже дали некоторые слухи о том, что 19 января, в сутки саммита Украина-ЕС, В. Янукович рассчитывает пройти на совещание Совета ЕвроАзЭС. Ни Город Москва, ни РАН данную информацию опровергли. Комментарий самого вице-президента подробным также трудно назвать. «Я никому мешал никакой информации о том, где я буду 19-го числа. Буду там, где мне нужно быть, там и буду», — оставил себе место для приема глава страны.

Обтекаемая позиция российского управления и на самом деле может оцениваться как особый знак Брюсселю. При этом знак «двойной». Так как такое действие может намекать и на подготовленность достигать от компаньонов по переговорам нужного, и на вероятную замену этим партнерам. Часть специалистов полагает, что мотив смены саммита как раз на событие ЕвроАзЭС неслучаен. «Предположим себе, что саммит не пройдет, а вице-президент Украины тогда же посетит Столицу. Логично, что провал 2-й попытки выполнения разговора с главой российского страны (после отмены визита в Брюссель), продемонстрирует европейцам всю бесперспективность будущего разговора. С иной стороны, это будет ослепительным маленьким жестом, который продемонстрирует всем, что Украина предпочитает «евразийский интеграционный проект» Путина. Не станем забывать, что текущий премьер РФ ближайшее время испытывает не самые лучшие времена в плане публичной помощи, чему подтверждение – снижение хит-парада. Логично, что трудно разработать самый лучший метод его увеличить, чем предоставить жителям России Украину, которая «возвращается в семью», — не исключает политолог Петр Олещук. Маневрирование между отечественным и азиатским вектором для Украины в настоящее время сложная цель не только лишь из-за близящихся выборов в России, однако, прежде всего, из-за регулярного затягивания с пересмотром «газовых» договоров. Но пока никто «газ» на «возможность» не заменяет. Наоборот, в Европе продолжают заявлять, что саммит «остается в повестке дня». Однако того, что подписывание Договора об организации может и не случится (снова-таки – по чисто технологическим основаниям), не опровергают и там. В конечном счете, в игру «А мы и не спешим!» может играть не только лишь Киев.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *